О результатах цветодиагностического эксперимента

А. Г. Шмелев

Наконец, мы собрали свыше 450 протоколов (участников) и можем подвести некоторые итоги проведенного эксперимента. Статистика показала, что я должен признать свое "поражение" в нашей дискуссии с Л. Н. Собчик по трем принципиальным моментам (слово "поражение" я беру в кавычки, так как на самом деле я всегда рад получить какие-то новые данные – тем более, если они статистически устойчивые):

1) Имеется устойчивая связь между предпочтением цветов и темпераментом человека. Хотя для единичных цветов эта связь не высока (линейная корреляция едва достигает 0,25 для фактора "Экстраверсия"), но все же при таком большом размере выборки статистическая значимость высока - p<0,001. Это значит, что нулевая гипотеза - об отсутствии связи - отвергается с высочайшей степенью статистической достоверности!

2) Выявлена более высокая связь между предпочтением цвета и именно факторами темперамента, чем между предпочтениями цвета и состоянием человека. То есть, связи с двумя использованными шкалами САН (а именно Активностью и Настроением) в данном случае оказались вообще не значимыми. То есть, именно это и предсказывала Людмила Николаевна.

3) По фактору "Эмоциональная стабильность" или "Нейротицизм", как его назвал сам автор EPI - Г.Айзенк) выявлена гораздо менее сильная связь (на грани с незначимой), чем по фактору "Экстраверсия". Это соответствует той критике в адрес шкалы "Эмоциональная стабильность", которую Людмила Николаевна сформулировала в адрес самого тест-опросника EPI.

Однако, не все так уж и безоблачно для моего оппонента. Что не удалось предсказать Людмиле Николаевне, так это связь красного (предпочтения красного) с сангвиничностью, а желтого - с холеричностью (в ее дискуссиии не со мной, а с Максом Люшером). Сангвиничность оказалась все-таки больше связанной с предпочтением желтого, а не красного. Но, внимание! - Это было получено только для так называемых "темных" цветов. Дело в том, что мы провели эксперимент из двух разных серий.

Первым 228 испытуемым мы предъявили "темные" цвета - 28 парных сравнений для всех пар из 8 цветов. Они были подобраны в соответствии с образцами, предложенными Максом Люшером. В то же время последним 222 испытуемым мы предложили "светлые" цвета. Эти цвета мы подобрали просто по названиям цветовой палитры в программе MS Excel, разработчики которой дали определенные русскоязычные названия своим цветам (эти цвета, таким образом, гораздо легче может подобрать любой пользователь компьютера, и они гораздо точнее признаются испытуемыми соответствующим каноничным русскоязычным названиям "красный", "желтый" и т.п.).

Так вот, оказалось, что при наличии определенного сходства существуют и серьезные различия между этими сериями. Вот как отличаются корреляции с фактором "Экстраверсия" между сериями:

Цвет Светлые Темные
Красный 0.21 0.25
Желтый 0.25 0.09
Зеленый -0.04 -0.24
Синий 0.08 -0.03
Фиолетовый 0.02 -0.06
Серый -0.16 -0.12
Коричневый 0.07 0.03
Черный -0.15 0.05
Светлый желтый цвет гораздо сильнее связан с полюсом "Экстраверсия" (0,25), чем темный желтый цвет (0,09). Тогда как темный зеленый гораздо сильнее связан с "интроверсией" (-0.24), чем светлый зеленый (-0,04). Но дело не только в "светлоте" самого цвета как такового. Например, "черный" и в той, и другой серии - это фактически один и тот же стимул. Но оказывается, что в "светлой" серии черный (как и серый) значимо коррелирует с "интроверсией", а в темной (люшеровской) - не коррелирует. Эту зависимость от контекста других цветов, с которыми приходится сравнивать, впрочем, легко объяснить. На фоне темных цветов "черный" оказывается менее диагностичным стимулом, чем на фоне светлых цветов.

Таким образом, в результате особого подбора темных цветов Люшер сформулировал несколько менее предсказуемые связи между цветом и темпераментом, чем это можно было спрогнозировать на основе традиционной (еще античной) психологии. Может быть, в этом хитром замысле и проявилась определенная креативность разработчика самого популярного цветового теста (он, кстати, не единственный, но самый известный) - его связи труднее проимитировать с помощью сознательных ухищрений и тем самым фальсифицировать результаты такой диагностики.

Но... выявленные нами различия между сериями вместе с тем предостерегают против невнимания диагностов к нюансам цветового тона. Приходится уделять внимание фоновому освещению - специалисты рекомендуют думать о том, какое освещение в помещении, где проводится тестирование, имеется ли естественное освещение и какой яркости, или лампы желтого света, или лампы дневного (белого) света...

Хотя мы выявили в нашем эксперименте и некоторые "светлотно-независимые" устойчивые связи - независимые от светлоты цветового стимула. Если объединить результаты первой и второй серии, корреляции оказываются менее выраженными, но все же еще значимыми. Их не надо здесь приводить, так как они очень близки к результатам усреднения значений коэффициентов, указанных выше в двух столбцах. Например, красный оказывается самым устойчивым индикатором "экстраверсии" (0,22), а самым устойчивым индикатором "Нейротицизма" оказывается "серый" (правда, корреляция только 0,1).

Кстати, что касается невалидности EPI, то проведенный нами эксперимент позволил убедиться в высокой внутренней валидности этого опросника (по-прежнему). А для тех пяти вопросов (из 57), по которым не были получены значимые корреляции, ключи (а в некоторых случаях и формулировки) были изменены. Для сравнения: корреляция ответов на отдельные вопросы со шкалами не была ниже 0,2 ни для одного из вопросов, включенных в ту или иную шкалу EPI.

А теперь в качестве промежуточного резюме сформулируем ряд практических вопросов, которые вытекают из проведенного эксперимента:

1) Можно ли пользоваться цветовым тестом как изолированной методикой - для вынесения законченных диагнозов только на ее основе? - Нет. Это лишь вспомогательная методика. Ибо по уровню полученных нами корреляций, конвергентная валидность данной методики с другими индикаторами темперамента обнаружена, но очень невысокая. Так что в этом вопросе мы с Людмилой Николаевной полностью единодушны - эту методику можно использовать лишь в контексте более полной системы диагностических методик, основанных на разных методических приемах (опросники, проективные методики, наблюдения и т.п.).

Кстати, я обсудил устно полученные корреляции с Викторией Кононовой, генеральным директором нашего Центра тестирования, а также автором известной книги по цветовой диагностике (правда, там используется в качестве базовой методики не тест Люшера, а методика Фрилинга). Так вот В. Кононова очень и очень посетовала на то, какие низкие корреляции были получены. По ее данным, у нее получались более высокие корреляции.

Даже если строить комбинированные индикаторы, я не смог получить для них корреляции выше 0,3. Например, ранг темного красного цвета минус ранг темного зеленого цвета (в первой "темной" серии) давал корреляцию с "Экстраверсией" на уровне 0,3. Интересно, кстати, что такой комплексный показатель для светлых цветов позволил лучше смоделировать "Нейротизм", чем для темных цветов. Для "люшеровских" темных цветов корреляция выше 0,16 не получена ни при каких комбинациях. В то время как для такой сложной комбинации как "+красный+зеленый+синий+коричневый-фиолетовый-синий-черный" именно на светлых цветах получена корреляция 0,29 (!). Что, кстати, доказывает диагностическую неоптимальность люшеровского набора.

Таким образом, мы достигли заветного (и одновременно грустного!) значения 0,3. "Заветной" эту величину корреляции мы можем считать потому, что крайне редко, когда в исследованиях конвергентной валидности в психодиагностике для разнотипных методик удавалось получать более высокий коэффициент. Это можно сказать, некий профессиональный психометрический стандарт, повышающий доверие к проведенному исследованию. Но... одновременно это значение следует считать и грустно-низким. Ибо для индивидуальной диагностики в такой корреляции нет никакой гарантии!

В каком же проценте цветовой тест, таким образом, дает осечку? - Тут надо еще раз объяснить, как КК (коэффициент корреляции) связан с процентом ошибок в прогнозе. Ибо по этому вопросу накопилось достаточно путаницы, связанной со слабостью познаний в области теории вероятности и статистики даже у крупных диагностов. Некоторые даже путают вероятность правильного прогноза с процентом объясненной дисперсии: возводят 0,3 в квадрат (получается, как известно, 0,09) и заявляют, что только 9 процентов дисперсии такой КК позволяет объяснить, а это значит, что будто бы точность прогноза равна 9%. Но это совсем не так. Здесь, конечно, не место для вероятностных выкладок, надо бы написать об этом специальную разъяснительную статью. Но примите на веру, что корреляция 0,3 означает точный прогноз в 65 процентов случаев (при бинарном выборе "выше-ниже") и ошибку в 35 процентах случаев.

Чтобы тут хотелось подчеркнуть? - Так это то, что уровень 0.3 - это фактическая близость в системах голосования к так называемому "квалифицированному большинству" в две трети голосов. То есть, основной закон страны можно поменять (вводить поправки в конституцию), если две трети депутатов Госдумы (конституционное большинство) проголосуют за поправку. А мнением одной трети депутатов, считается, что можно пренебречь. Вот что такое корреляция 0,3 (если быть точнее - то 0,31)!

Таким образом, 0,3 - это гораздо выше, чем случайное угадывание. Способность человеческой интуитивно-статистической памяти такова, что человек чувствителен к частотным связям (корреляциям) даже гораздо более слабым, чем 65 процентов против 35. В самом деле – рассмотрим такой пример, чтобы пояснить, что такое 65 процентов. Достаточно всего лишь 13 раз ударить током испытуемого после звонка (из 20 попыток), чтобы испытуемый стал устойчиво отдергивать руку - уже выработался условный рефлекс. Достаточно обнаружить среди 100 этнических русских граждан всего на десять процентов больше алкоголиков, чем среди других народов (20 из 100 против 10 из 100), чтобы в каком-то малограмотном этноцентрическом сознании появился некорректный вывод: "Все русские - алкоголики". Так и "интуитивные диагностические правила". Они вырабатываются у интуитивных диагностов очень быстро: достаточно среди 20 человек предпочитающих красный цвет обнаружить 13 экстравертов (на фоне всего лишь 7 интровертов), то эта разница в 6 человек даст основание для выдвижения "имплицитной теории" (подразумеваемой, неосознаваемой), что красный цвет связан с экстраверсией. Вот так и формируются законы интуитивной психодиагностики! - И это вовсе не противоречит так называемым низким корреляциям, полученным в нашем эксперименте.

Кстати, для практиков, которые хорошо знакомы со шкалой стенов, поясним, что корреляция 0,3 означает, что для "красной группы" (предпочитающих красное) по экстраверсии будет стен 6,5, а для "зеленой группы" (предпочитающих зеленое) по экстраверсии будет стен примерно 4,5. То есть, разница в стенах между группами достигнет 2 (или одному стандартному отклонению).

Хотя... Обращаюсь к Людмиле Николаевне: если Вы считаете, что в данном эксперименте все-таки были нарушены очень существенные условия (сделаны слишком некорректные допущения), о чем Вы уже здесь писали, то, пожалуйста, предложите схему более корректного эксперимента. Возможно, с использованием вашей методики ИТО. Вполне возможно, что мы получим еще более высокие корреляции (или не такие низкие - с какой стороны смотреть)!

Кстати, если уж говорить о качестве привлеченной нами выборки испытуемых, то мы имеем косвенные основания предполагать, что механизм формирования выборки привел в данном случае к перекосам.

Вот как распределились цвета (в двух сериях вместе) по значениям рангов от 0 до 7:

Красный4.8
Желтый4.3
Зеленый4.1
Синий4.1
Фиолетовый3.8
Серый2.1
Коричевый2.6
Черный2.2

Таким образом, выявленные различия в средних рангах очень существенны.

Так что, получается, что мы имели дело скорее с жизнерадостными и экстравертированными испытуемыми-добровольцами (это традиционные особенности выборки добровольцев), которые предпочитают красный и другие светлые цвета темным цветам.

Наверное, если была бы возможность привлечь к эксперименту в равных пропорциях хорошо адаптированных экстравертов (эмоционально-приспособленных к жизни), и плохо адаптированных тревожных интровертов (взять их хотя бы из пациентов какого-нибудь ПНД), то связи оказались бы повыше. Особенно со вторым фактором - "Нейротизм".

Впрочем, для аккуратного описания всех выявленных в эксперименте данных, требуется найти время на оформление отдельной научной статьи.

Александр Георгиевич Шмелев

Доктор психологических наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, научный руководитель Лаборатории "Гуманитарные Технологии"