Анализ ситуационных различий в тестовых нормах (на примере тест-опросника Большая пятерка) | Статьи | Maintest

Анализ ситуационных различий в тестовых нормах (на примере тест-опросника Большая пятерка)

В. В. Одинцова, А. Г. Шмелев, "Вопросы психологии"

Приводятся статистические результаты сравнительного эмпирического исследования с использованием тест-опросника «Большая пятерка» в двух диагностических ситуациях: клиента и экспертизы. Для четырех факторных шкал из пяти получены значимые различия (по критерию Стьюдента) для средних значений.

Ключевые слова: тест-опросник «Большая пятерка», достоверность тестирования, эффект социальной желательности, тактика выполнения теста, ситуационные различия.

Тестируясь, человек определенным образом осознает ситуацию тестирования, беспокоясь о том, какие результаты получатся, кто и как будет их использовать. Исходя из этого, он либо сознательно, либо бессознательно выбирает определенную тактику выполнения теста, которая может искажать результаты. В первом случае говорят о фальсификации (сознательные искажения), во втором — о мотивационных бессознательных искажениях.

Когда тест не защищен от подобных искажений, считается, что он не обладает необходимой достоверностью (хотя до сих пор существует терминологическая несогласованность в этом вопросе между специалистами из разных тестологических школ). Таким образом, достоверность — это особое свойство, которому должны удовлетворять научно обоснованные тесты. Без достоверности не может идти речь о валидности (пригодности) результатов, ибо, получая недостоверные результаты, мы не можем судить о том психическом свойстве, которое хотим измерить.

Достоверность тестирования тесно связана со степенью доверительности общения, которую психолог смог установить с испытуемым. Сама по себе доверительность зависит не только от профессионализма психолога, но и от социально-психологической рамки, от организационного контекста, который задан для ситуации тестирования помимо воли самого психолога или испытуемого. Необходимо различать как минимум две диагностические ситуации: консультативную (ситуацию клиента) и аттестационную (ситуацию экспертизы) [1], [2]. В первом случае испытуемый участвует в тестировании на добровольной основе с целью самопознания и является пользователем результатов — он сам стремится получить рекомендации по результатам тестирования. Во втором случае тестирование проводится по инициативе третьего лица (в частности, работодателя), заинтересованного в тестировании больше, чем сам испытуемый, и тогда он может отвечать некорректно, сознательно искажать результаты или давать социально одобряемые ответы неосознанно. Эффект социальной желательности Возникает из-за стремления испытуемых выглядеть в соответствии с социальными (профессиональными) ожиданиями. Появление социально одобряемых ответов может быть обусловлено не только сознательной фальсификацией, но и неосознанным желанием выглядеть по крайней мере не хуже других. Наиболее существенное значение данный фактор приобретает в тех опросниках, содержание пунктов которых тесно связано с имеющимися в обыденном сознании стереотипами «хороших» и «плохих» особенностей поведения, черт личности, социальных установок.

В ситуации устройства на работу испытуемый старается произвести впечатление хорошего работника. В этом случае в комплекс представлений о социально желательном портрете входят те представления о качествах хорошего работника, которые присутствуют в сознании испытуемого. Например, нанимаясь на должность менеджера по продажам, испытуемые стремятся выглядеть более экстравертированными, т. е. способными активно устанавливать контакты с разными людьми, а при найме на должность бухгалтера — более пунктуальными и организованными.

Чтобы нейтрализовать эффект социальной желательности или хотя бы его зарегистрировать, в профессионально разработанных опросниках присутствуют особые шкалы — так называемые шкалы социальной желательности. В них входят вопросы-ловушки, или провокационные вопросы. Если испытуемый слишком часто соглашается с высказываниями типа «я никогда не вру», «я всегда оплачиваю проезд в общественном транспорте», «я перехожу улицу только на зеленый свет светофора», «я никогда не опаздываю к назначенному часу», то его протокол признается недостоверным и никаких суждений на основании его тестовых результатов не производится.

МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Для анализа ситуационных различий мы использовали тест-опросник «Большая пятерка» («B5s-plus»), разработанный в 1999–2005 гг. в компании «Гуманитарные технологии» (научный парк МГУ им. М. В. Ломоносова, Москва, Россия).

Тест «B5s-plus» предназначен для экспресс-диагностики уровня выраженности так называемой Большой пятерки факторов темперамента и характера, он используется для исследования личности взрослых людей с целью профотбора, профконсультации, определения направлений психологической помощи, комплектования групп, самопознания и т. п.

Исследования подтвердили, что пяти факторов достаточно для построения полноценного психологического портрета личности. В данной версии «Большой пятерки» к пяти основным факторам личности добавлен шестой, представленный в шкале Социальная желательность.

Опросник включает 90 пунктов по три варианта ответа в каждом.

Первые пять шкал методики представляют собой точное воспроизведение Большой пятерки факторов в их международном варианте:

  • Экстраверсия — интроверсия (высокий полюс фактора — общительность, уверенность в себе, активная позиция в коммуникации; низкий — сдержанность, замкнутость);
  • Согласие — независимость (эта шкала является индикатором стиля межличностного взаимодействия; высокий полюс — склонность к сотрудничеству, кооперации, дружелюбие, в крайней степени — ведомость; низкий — тенденция полагаться на свое собственное мнение, конкурировать, соревноваться с другими людьми, крайняя степень выраженности — враждебность);
  • Самоконтроль — импульсивность (высокие показатели отражают наличие такой группы качеств, как организованность, пунктуальность, последовательность, умение следовать алгоритму, стандарту, в крайней степени — педантизм; низкие — ситуативность, непоследовательность, способность выйти за рамки стандартных схем действий, в крайней степени — гибкость моральных суждений и хаотичность);
  • Эмоциональная стабильность — тревожность (эта шкала отражает устойчивость, быстроту адаптации к стрессовым ситуациям, спокойствие, стабильность, уверенность в себе на высоком полюсе шкалы; эти качества противоположны эмоциональности, восприимчивости, тревожности, незащищенности — на низком полюсе);
  • Обучаемость — инертность (эта шкала показывает уровень интеллектуального потенциала, познавательной активности, способность работать с новой информацией);
  • Откровенность — социальная желательность (эта шкала отражает уровень достоверности ответов испытуемого).

ВЫБОРКА

В обследовании приняли участие:

1) респонденты, тестируемые в ситуации клиента: 101 человек (80 женщин и 21 мужчина) в возрасте от 17 до 57 лет. Эти испытуемые заполняли версию тест-опросника, размещенную в Интернете, исключительно на основе любознательности, на основе мотивации самопознания;

2) респонденты, тестируемые в ситуации экспертизы: 101 человек (59 женщин и 42 мужчины) в возрасте от 20 до 50 лет с высшим образованием. Эти испытуемые проходили тестирование в ситуации экспертизы при приеме на работу.

В нашей экспериментальной схеме имелся определенный недостаток, который требует допущения о том, что мы имели в двух ситуациях вполне репрезентативные (полные) выборки. Для строгих выводов о влиянии фактора ситуации мы должны были бы обследовать одних и тех же испытуемых в двух разных ситуациях, но в нашем случае это были разные выборки. Поэтому существует некоторая вероятность, что различия между средними результатами отражают не столько фактор ситуации, сколько различия между разными выборками.

Косвенно наше допущение можно подтвердить только тем фактом, что различия между средними внутри случайных подвыборок в двух ситуациях не являются значимыми. Для этого каждая подвыборка подвергалась расщеплению пополам — на две случайные половины. Сравниваемые параметры средних и стандартных отклонений для двух таких половин приведены в таблице.

Параметры средних и стандартных отклонений для двух выборок

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ АНАЛИЗ

Так как, предположительно, ситуационный фактор (клиента или экспертизы) не влияет на достоверность результатов, полученных по шкале обучаемость — инертность, мы не будем рассматривать данную шкалу при анализе.

Для сопоставления результатов, полученных на различных выборках, с целью оценки достоверности различий между ними мы использовали критерий Стьюдента (Госсета) для выборок с равным количеством измерений (n1=n2).

Вычисление значения t-критерия осуществляется по формуле:

Где J — среднее этих разностей, Sd — среднее квадратическое отклонение) вычисляется по следующей формуле:

Где di=xi–yi — разности между соответствующими значениями переменных x и y.

Число степеней свободы k определяется по формуле k=n–1. В данном случае k=100.

Если вычисленное значение t-эмпирического больше t-критического для определенного уровня значимости и соответствующего числа степеней свободы, то принимается нулевая гипотеза (о различиях средних арифметических), в противном случае принимается альтернативная гипотеза (о недостоверных различиях средних арифметических).

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ И ВЫВОДЫ

Из рис. следует, что респонденты, тестируемые в ситуации экспертизы, набирают по шкалам Экстраверсия, согласие, самоконтроль, эмоциональная стабильность балл в среднем более высокий, нежели респонденты, тестируемые в ситуации клиента. Одновременно с этим их балл по шкале Откровенность В среднем значительно ниже. Другими словами, тестируясь по запросу третьего лица, респонденты дают более социально желательные ответы: они пытаются показать себя более общительными, дружелюбными, организованными и стрессоустойчивыми, хотя уровень откровенности при этом значительно снижается.

Применение критерия Стьюдента подтверждает значимость различий на уровне p<0,001 для шкал Самоконтроль, эмоциональная стабильность, откровенность, на уровне p<0,05 для шкалы Согласие. Для фактора Экстраверсия Значимость различий не подтверждается.

Практическим выводом из полученного нами факта является требование к тестологам (разработчикам) и пользователям тестов — использовать разные тестовые нормы в разных ситуациях применения тестов.

1. Дружинин В. Н. Экспериментальная психология. СПб.: Питер, 2000.

2. Шмелёв А. Г. Общие принципы прикладной профессиональной психодиагностики //Практикум по психодиагностике. Прикладная психодиагностика / Под ред. В. В. Столина, А. Г. Шмелёва. М.: Изд-во МГУ, 1993.

Александр Георгиевич Шмелев

Доктор психологических наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, научный руководитель Лаборатории "Гуманитарные Технологии"