Диагностика факторов Большой Пятерки методом ипсативного опросника

Иванова О. Н., Шмелев А. Г., Тезисы для Второй всероссийской конференции «Современная психодиагностика».

Большая пятерка личностных факторов — одна из наиболее распространенных моделей диагностики личностных черт. Свою популярность среди психологов и HR-специалистов она вполне заслуженно приобрела вследствие своей универсальности, психометрической обоснованности, кросскультурной устойчивости и относительной простоты для освоения и использования в практических задачах. Исследования Р. Нормана и Л. Голдберга в 60-80-х гг. XX века и последующее изучение данной модели психологами разных стран показали, что индивидуальные различия в личности человека могут быть сведены к пяти общим факторам, получившим название Большая пятерка (Big Five). Исследования подтвердили, что этих пяти факторов достаточно для построения полноценного психологического портрета личности, так как многие другие черты можно представить как комбинацию факторов «Большоя пятерки» — в том числе и в русскоязычной культуре (см. «Атлас личностных черт», Шмелев, 2002).

Александр Георгиевич Шмелев

Доктор психологических наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, научный руководитель Лаборатории "Гуманитарные Технологии"

Таким образом, в данной модели предполагается существование следующих универсальных факторов: «Экстраверсия» (extraversion, E), «Согласие, Доброжелательность» (agreeableness, A), «Сознательность» (conscientiousness, C), «Нейротизм» (neuroticism, N), «Открытость Опыту» (openness to experience, O).

В практике организационной диаггостики актуальным является вопрос о создании качественного метода диагностики данных факторов, максимально защищенного от эффекта социальной желательности (что особенно важно для работы служб персонала, кадровых агентств и т.п., где респондент стремится приукрасить себя и показать в наиболее выигрышном свете, поскольку понимает, что важное для него решение о приеме на работу или карьерном продвижении может зависеть от того, каковы будут его тестовые результаты).

В 2002 году Лаборатория «Гуманитарные технологии» (под руководством А.Г.Шмелева) выпустила опросник «Большая пятерка», который не является адаптацией какой-либо западной версии B5, а базируется на оригинальном словаре-тезаурусе из 2090 слов, обозначающих в русском языке черты личности (Шмелев, 2002). В этом опроснике эффект социальной желательности диагностировался специальной шкалой, подобной тем, которые используются во многих известных личностных опросниках (СМИЛ, 16РФ и т.п.). Опросник представляет собой набор утверждений, с которыми респондент может согласиться или не согласиться (каждое утверждений работает на отдельную тестовую шкалу). Данный опросник довольно быстро набрал популярность, в том числе в сфере оценки персонала; хорошие психометрические показатели были продемонстрированы в исследованиях на различных выборках, но все-таки в ситуации экспертизы (вынужденного обследования) многие протоколы приходится «браковать», так как различия почти по всем факторам с ситуацией клиента (добровольного обследования) оказались значимыми (Шмелев, Одинцова, 2006).

В своей работе мы поставили задачу найти и воплотить в практических решениях такую технологию оценки факторов «Большой пятерки», которая была бы защищена от эффекта социальной желательности в процессе самой процедуры тестирования, а не только на этапе интерпретации результатов. Такое методическое решение в настоящее время многими разработчиками видится в так называемой «ипсативной» технологии тестирования. Она подразумевает предъявление респонденту вопросов, в которых ему приходится совершать вынужденный выбор между двумя альтернативами, имеющими примерно равную нагрузку по фактору социальной желательности. Определенная искусственность состоит в том, что ни одна из альтернатив может и не отражать истинных пристрастий испытуемого. Однако, эти издержки данной технологии приходится терпеть ради получения более точной профиля по факторам Большой Пятерки в ситуации экспертизы.

В 2009 году Лабораторией «Гуманитарные технологии» был выпущен тест «Большая пятерка (ипсативная версия)». Вопросы теста «Большая пятерка (ипсативная версия)» изначально были отобраны из банка уже проверенных информативных заданий традиционной версии методики «Большая Пятерка» (опросник) и версии «Большая Пятерка — Поговорки». Отобранные утверждения и поговорки были сгруппированы в пары с учетом уровня их социальной желательности (в пару включались утверждения с одинаковым уровнем социальной желательности). В процессе двух серий пилотажных исследований на Интернет-выборке добровольцев (около 300 испытуемых в каждом исследовании) была собрана статистика по данным парам утверждений, на основе которой были отобраны лучшие по психометрическим показателям пары. Текущая версия методики (на 2010 г.) включает 50 наиболее информативных заданий (пар утверждений), показавших лучшие психометрические показатели на материале как пилотажных исследований, так и дополнительного исследования на выборке из 255 кандидатов, проходивших тестирование при трудоустройстве на различные позиции в коммерческих компаниях. На каждую шкалу приходится 14-16 утверждений (Экстраверсия-интроверсия, Эмоциональная стабильность-тревожность, Новаторство-консерватизм — по 14; Согласие-независимость — 15; Самоконтроль-импульсивность — 16).

Примеры заданий теста:

1) С каким утверждением из двух Вы бы согласились в большей степени:
а) Когда я ложусь спать, то уже наверняка знаю, что буду делать завтра
б) Если мне предстоит важная встреча, я сохраняю спокойствие

2) С каким утверждением из двух Вы бы согласились в большей степени:
а) "Cмелость города берет«
б) «Один за всех, все за одного!»

В каждой паре утверждений респондент должен сделать выбор в пользу той или другой альтернативы.

Кроме преимуществ с точки зрения защищенности от социальной желательности, за счет применения ипсативной технологии достигается максимальная экономия времени тестирования (каждое утверждение работает не на одну, а сразу на две шкалы). Время выполнения данного теста составляет 10-15 минут.

Психометрические показатели теста оценивались в ряде исследований.

Так, надежность-согласованность (коэффициент Альфа Кронбаха) составила 0,56-0,62 для различных шкал теста (на выборке около 300 добровольцев) и 0,47-0,59 (на выборке 255 кандидатов на различные позиции в коммерческих компаниях). Этот уровень надежности является низким по меркам обычных личностных тест-опросников, но характерен для компактных (коротких) ипсативных тест-опросников, предназначенных для экспресс-диагностики (с количеством вопросов на шкалу менее 20).

Исследование ретестовой надежности методики проводилось на выборке 46 человек (добровольцев), которые проходили тестирование два раза, с двухнедельным интервалом между процедурами. Показатели ретестовой надежности оказались высокими для каждой из оцениваемых шкал и составили 0,73-0,85.

Внешняя валидность методики оценивалась путем сопоставления тестовых данных и самооценки респондентом выраженности у себя соответствующих личностных качеств. В исследовании приняли участие 36 добровольцев. Значимые корреляции тестовых баллов с самооценкой получены для всех измеряемых шкал (0,35-0,61). Сопоставление тестовых данных с внешней оценкой третьими лицами, знакомыми с респондентом, проводилось на выборке студентов-психологов (102 чел.) и показало значимые корреляции (0,28-0,50) для всех шкал, кроме шкалы «Эмоциональная стабильность-тревожность» (для нее корреляция тестового балла с внешней оценкой оказалась не значимой, что, очевидно, является следствием особенностей данной выборки обследуемых).

Возвращаясь к вопросу защищенности результатов ипсативного опросника от эффекта социальной желательности, стоит сказать о результатах проведенного нами исследования по сопоставлению данных ипсативного и традиционного опросника (использовалась указанная выше методика со шкалой социальной желательности). Исследование проводилось на выборке кандидатов, проходивших тестирование в коммерческих компаниях (в ситуации экспертизы). Среди общей выборки были выделены две крайние группы, в зависимости от набранного балла по шкале «Социальная желательность» традиционного опросника: группа «откровенных» (с пониженным баллом СЖ) включала 58 человек, группа «неоткровенных» (с повышенным баллом СЖ) — 78 человек. Для обеих групп были получены значимые корреляции между результатами по аналогичным шкалам, измеренным двумя методами (традиционным и ипсативным), однако в группе «откровенных» выявленная связь оказалась выше (0,36-0,63 в группе «откровенных» против 0,28-0,57 в группе «неоткровенных»).

Результаты описанных выше исследований позволяют рассматривать ипсативную технологию тестирования как хорошую альтернативу традиционным опросникам, особенно в тех областях, где важна защита от сознательных искажений со стороны испытуемых (ситуация экспертизы) и экономия времени, затрачиваемого на процедуру диагностики.

// Современная диагностика в период инноваций: сборник тезисов II Всероссийской научной конференции / редколлегия: Н.А. Батурин (отв.ред.) и др. - Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2010. С. 55-58.


Ольга Бардина (Иванова)

Сотрудник научно-методического отдела Лаборатории "Гуманитарные Технологии"